• USD Бирж 60.53 +-0.12
  • EUR Бирж 62.86 +0
  • CNY Бирж 8.42 -0.04
  • АЛРОСА ао 65.81 +-0.11
  • СевСт-ао 796.4 -1.4
  • ГАЗПРОМ ао 169.64 -0.35
  • ГМКНорНик 14774 -4
  • ЛУКОЙЛ 4673 -6
  • НЛМК ао 106.48 +-0.12
  • Роснефть 336.45 -0.4
  • Сбербанк 137.44 -0.62
  • Сургнфгз 21.955 +-0.1
  • Татнфт 3ао 367 +-1.6
  • USD ЦБ 60.48 60.39
  • EUR ЦБ 62.88 62.78
Демографические вызовы Дальнего Востока и Арктики
общество / 21 октября 2022
Развитие здравоохранения и поддержание здоровья трудоспособного населения на Дальнем Востоке обсудили эксперты в ходе профильной дискуссии на Восточном экономическом форуме — 2022 во Владивостоке.
Дискуссия на ВЭФ — 2022
Дискуссия о демографических вызовах Дальнего Востока и Арктики состоялась в рамках ВЭФ 5 сентября. В дискуссии приняли участие Виктор Фисенко, первый заместитель министра здравоохранения, Ольга Кобякова, директор ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» Минздрава РФ, Юлия Морозова, зампред правительства Камчатского края, Руслан Древаль, научный руководитель издательского проекта «Эксперт здравоохранения» (журналы «Эксперт Северо-Запад», «Эксперт Сибирь и Дальний Восток»), эксперт Комитета по социальной политике Совета Федерации, Оксана Драпкина, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр профилактической медицины» Минздрава РФ.
Эвелина Закамская
главный редактор телеканала «Доктор», модератор дискуссии
— Большая часть демографических вызовов Дальнего Востока и Арктики находится в социально-экономической плоскости и связана с экономическим благополучием и привлекательностью регионов. Концепция демографического развития Дальневосточного федерального округа создавалась из расчета 6 миллионов населения на Дальнем Востоке, и к 2025 году планировалось увеличение до 8 миллионов 600 тысяч человек. На сегодня численность населения составляет уже более семи миллионов. Это говорит о быстром развитии региона, привлечении новых кадров, с одной стороны, и об оттоке населения и изменении уровня смертности — с другой.
Виктор Фисенко
первый заместитель министра здравоохранения России
— Территория Дальневосточного федерального округа — 40% территории России. Это колоссальные расстояния, это не просто длительность дорог, путей сообщения, но и порой отсутствие всесезонного сообщения. Здесь колоссальную роль будет играть санитарная авиация.
На сегодняшний день мы постепенно возвращаемся к показателям допандемийного уровня. Если мы посмотрим на структуру смертности населения, то на первом месте — болезни системы кровообращения, затем — новообразования. На Дальнем Востоке достаточно высокий уровень смертности от внешних причин, от дорожно-транспортного травматизма и причин, связанных с потреблением алкоголя.
Для изменения ситуации мы должны отталкиваться именно от структуры смертности. На первый план выходит таргетированное профилактирование, в первую очередь, пациентов с болезнями системы кровообращения. Мы разработали алгоритмы, которые с помощью цифровых сервисов, баз данных ОМС позволяют приглашать на плановую диспансеризацию и профилактический осмотр именно ту категорию пациентов, которые два и более года не посещали с данными целями медицинские организации. Мы ведем таргетированное диспансерное наблюдение, основанное на стратификации факторов рисков. Первой необходимо брать в работу ту группу пациентов, которая имеет наиболее высокие риски в краткосрочном периоде. На уровне регионов мы внедряем программы межведомственного взаимодействия в области профилактики дорожно-транспортного травматизма. Большое внимание в регионе уделяем снижению употребления алкоголя и причин смертности, ассоциируемых с употреблением алкоголя.
Дальний Восток явился отправной точкой для пересмотра парадигмы территориального планирования и размещения объектов. В основе — принцип ориентирования на медико-демографический прогноз, как среднесрочный, так и долгосрочный, а также обеспечение минимальной доступности терапевтической, педиатрической, хирургической, акушерско-гинекологической помощи. Прежде всего речь идет об оказании помощи без привязки к административному делению. В будущем не должно быть ограничений по получению медицинской помощи между организациями здравоохранения, районами и субъектами РФ. Для этого необходимо внимательно проанализировать инфраструктуру имеющейся сети государственных учреждений в субъекте, в федеральных центрах, в ведомственной подчиненности и в частной системе здравоохранения. Мы настоятельно призываем губернаторов и представителей органов власти регионов работать вместе с нами над комплексной системой территориального планирования.
Панельная дискуссия «Демографические вызовы Дальнего Востока и Арктики»
Фото: Кирилл Кухмарь
Для Дальневосточного региона характерна протяженность и длительные расстояния. Здесь мы приходим к пониманию такого термина, как сверхнормативная сеть. В регионах центральной части России транспортное плечо может колебаться в районе ста-двухсот километров. На Дальнем Востоке оно может достигать тысячи километров и быть сложным в доступе даже для санитарной авиации. Такие условия приводят к необходимости поддержки сверхнормативной сети.
По поручению президента мы проанализировали каждую медицинскую организацию в одиннадцати регионах Дальнего Востока и вышли на семьсот с лишним лечебных учреждений, которые являются так называемой сверхнормативной, но жизненно необходимой сетью для обеспечения доступной, качественной, своевременной помощью. Теперь наша задача — сохранить уровень финансирования и обеспечить его достаточность — как из федерального, так и из регионального бюджета, для поддержания работы и развития этой сети.
Что касается санитарной авиации, за прошлый год по Дальнему Востоку было совершено более двух тысяч вылетов в одиннадцати регионах Дальнего Востока. Более четырех тысяч человек были своевременно эвакуированы и доставлены в медицинские организации.
В части кадров у нас действуют не первый год программы «Земский врач» и «Земский фельдшер». Только по Дальнему Востоку ими воспользовались несколько тысяч специалистов. Два года назад специально для регионов Дальнего Востока была двукратно увеличена ставка как для среднего, так и для медицинского персонала.
Сейчас мы приходим к обеспечению единства полноты данных, которые необходимо внести один раз и использовать их бесконечно, и для этого необходимо ускорить процессы цифровизации системы. Речь о создании так называемого домена в сфере здравоохранения, основными целями которого станут прозрачность системы здравоохранения — как для граждан, так и для управленцев, формирование целевых каналов коммуникации, персонализация подходов, снижение нагрузки на медицинских работников и повышение эффективности ресурсов здравоохранения. В дизайне его построения будет сделан акцент на пациент-ориентированные сервисы. Это и таргетная профилактика и скрининг, единый сервис записи на прием к врачу, оперативное ведение пациентов хронических заболеваний, сервисы электронного документооборота. Пациент будет видеть свой профиль, профиль врача, медицинской организации, назначения, результаты анализов, право на льготное лекарственное обеспечение, аптеки, в которых находятся препараты. Подобные сервисы в ряде регионов уже работают. Это создание удобства, комфорта и бесшовного пути для пациента при медицинской помощи.
Цифра — крайне важный инструмент обеспечения качества и доступности медицинской помощи, особенно в сложных регионах, таких, как Дальний Восток. И я думаю, что эти позитивные изменения наши граждане почувствуют уже в следующем году.
Эвелина Закамская
модератор дискуссии
— Правильно ли я понимаю, что проведенный вами анализ выявил, что лишних медицинских учреждений на Дальнем Востоке нет, и губернаторам на местах нужно забыть про слово «оптимизация»? Плечо в тысячу километров может сыграть роковую роль, и решение этой проблемы требует высокой доступности медицинских учреждений и хорошего их оснащения.
Виктор Фисенко
первый заместитель министра здравоохранения России
— Нельзя сказать, что абсолютно всё, что функционирует и поддерживается сейчас, является оптимальным. Мы должны четко понимать, что у нас есть определенная демографическая миграция, в том числе внутри региона. Если раньше, условно говоря, при существовании градообразующего предприятия тридцать-сорок лет назад численность населенного пункта составляла двадцать-тридцать тысяч, то и инфраструктура работала соответствующая. Если ситуация с предприятием и загрузкой изменилась — возникает вопрос, насколько целесообразно содержание городской больницы в этом населенном пункте с определенной коечной мощностью и другими параметрами, и как нужно их изменить. Иногда это может быть не амбулатория, а ФАП, и тогда это должно быть реализовано с повышением уровня медицинской организации. Этот анализ мы проводили по каждому учреждению здравоохранения. Когда мы пропустили всю сеть из нескольких тысяч, у нас осталось семьсот с лишним медицинских организаций, объектов осуществления деятельности, и в каждом случае необходимо принимать решение индивидуально.
Слово «оптимизация», к сожалению, у нас является ругательным в здравоохранении за последние, наверное, лет десять-двадцать. Я бы хотел привести такую статистику: если мы сравним за последнее десятилетие государственную сеть здравоохранения, мы увидим, что количество юридических лиц уменьшилось на 20−25%, но в тоже время количество объектов осуществления деятельности увеличилось на 25−30%. Это свидетельствует о том, что при оптимизации управленческих функций, в том числе при цифровизации, выстраивании четких алгоритмов управления закупками, кадровой, финансовой службой, количество объектов осуществления деятельности, в которых непосредственно оказывается медицинская помощь государственной системы, у нас увеличилось. Что, в свою очередь, увеличило доступность медицинской помощи.
Оптимизацию следует расценивать в ключе процесса, не снижения доступности и качества медицинской помощи.
— Виктор Фисенко
Лечебное учреждение должно оставаться. Если есть населенный пункт, значит, есть четкие нормативы, чем конкретно должна быть представлена медицинская помощь. Нормативы — плавающие, и говорят о том, каков минимальный уровень. И если регион хочет и считает целесообразным, видя свою медико-демографическую тенденцию, в населенном пункте усилить местные ЛПУ, то нормативная база свободно позволяет это сделать. При умной оптимизации важно, чтобы любой населенный пункт, в котором проживают жители, был охвачен медицинской помощью.
Существует колоссальная потребность в телемедицинских консультациях со стороны федерального центра. За время COVID мы в несколько раз увеличили консультации федеральных центров. Более 11 тысяч консультаций в 2021 году провели только федеральные медицинские центры. Это колоссальная цифра, врачи работали в режиме 24/7, консультировали пациентов.
Сейчас мы все силы должны вложить в создание мощного инструмента первичного звена, потому что это основа всей медицинской помощи. За последний год создано 260 новых объектов, 1200 капитальных ремонтов получили медицинские организации во всех регионах страны, 38 тысяч единиц медицинского оборудования, в том числе тяжелого медицинского оборудования. Это на 40% больше от первоначально запланированного.
Эвелина Закамская
модератор дискуссии
— Что может улучшить здоровье людей, живущих в Дальневосточном федеральном округе? Как вы видите решение задачи по сокращению смертности и увеличению рождаемости?
Оксана Драпкина
директор Национального медицинского исследовательского центра профилактической медицины, главный внештатный специалист по терапии и общеврачебной практике Минздрава
— Основные резервы снижения смертности, увеличения продолжительности жизни с точки зрения медицинских вопросов лежат именно в первичном звене. Важно построение профилактического континуума, который начинается с популяционной профилактики, общественного здоровья. Очень важно донести до каждого гражданина, что не менее 60% успеха в области здоровья, красоты, молодости и сохранения жизни находится в наших руках.
Три основных момента: знать, как быть здоровым, мотивация хотеть быть здоровым и создать условия для того, чтобы эта мотивация была реализована. Это и называется «общественное здоровье и популяционная профилактика». Руководители муниципалитетов, округов, регионов должны понимать, что такой подход — лучшая инвестиция в экономику страны. Существует четкий пакет мер, которые направлены на сохранение и укрепление общественного здоровья. Первый пакет мер направлен на ограничение потребления табака. Второй пакет мер направлен на ограничение потребления алкогольной продукции. Третий — на пропаганду физической активности и на снижение потребления соли. Эксперты Национального исследовательского центра терапии и профилактической медицины рассчитали каждый из пакетов, и сегодня мы знаем совершенно точно, что даст та или иная мера в диапазоне 5 лет, 15 лет и так далее.
Разработаны инструменты для организаторов системы здравоохранения: экономическое обоснование инвестиций, оценка инфраструктуры, создание условий для реализации мотивации, построение здоровьесберегающей среды. В Свердловской области уже есть интересный опыт такого применения в виде реализованного IT-инструмента.
В общественном здоровье остро стоит проблема сохранения продолжительности жизни трудоспособного возраста. И здесь вступают в силу корпоративные программы, которые могут как конструктор меняться в зависимости от предприятия и, например, мы обладаем таким программным обеспечением — «АТРИЯ».
Панельная дискуссия «Демографические вызовы Дальнего Востока и Арктики»
Фото: Кирилл Кухмарь
Когда создан первый шаг к цифровизации профилактического континуума, необходимо заняться углубленной диспансеризацией. Система диспансеризации в РФ уникальна. Она предусматривает обследование пациента ежегодно совершенно бесплатно в медицинской организации, к которой он относится по месту прикрепления. Система подразумевает раннее выявление онкологических заболеваний в семи локализациях. Это скрининг сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета, хронической обструктивной болезни легких.
Важно сделать акцент на проактивное приглашение на диспансеризацию лиц от 40 до 65 лет, особенно тех, кто в течение двух лет и более не посещал медицинскую организацию.
Вторая часть — углубленная диспансеризация, которая направлена на выявление после перенесенной коронавирусной инфекции таких заболеваний, как аритмия, сердечная недостаточность, заболевания легких, предрасположенность к фиброзу и возможность тромбообразования. В основном, тромбы образуются в венах нижних конечностей. Новелла в том, что мы выявляем ту самую группу риска, которую в первую очередь надо проактивно пригласить на углубленную диспансеризацию. Это люди, у которых были и есть хронические неинфекционные заболевания и которые перенесли новую коронавирусную инфекцию.
И, наконец, последний пункт — диспансерное наблюдение. В диспансерном наблюдении, опять же, понимая выраженную нагрузку, которая падает на врача общей практики, на участкового терапевта, мы под руководством Минздрава выделяем группы с высоким риском смерти в течение года, к таким пациентам относятся так называемые коморбидные пациенты — те, у которых есть сочетание нескольких хронических заболеваний.
Совсем недавно мы выпустили методические рекомендации, которые говорят о приоритизации диспансерного наблюдения с учетом коморбидности. Таким образом, говоря об этих четырех остановках: общественное здоровье, или популяционная профилактика, диспансеризация с учетом принципов приоритизации, диспансерное наблюдение, вакцинация — они и должны создать ту основу, в которой кроются резервы по увеличению продолжительности жизни.
Ольга Кобякова
директор ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» («ЦНИИОИЗ») Минздрава Российской Федерации
— Трудоспособное население — фундамент экономики любой страны мира. Наша страна не является исключением. Это та часть населения, от которой зависит ВВП и социальное благополучие, в том числе детей и пожилых людей. Эксперты института ЦНИИОИЗ провели оценку и пришли к выводу о том, что если нам удастся в масштабах РФ снизить смертность трудоспособного населения всего на 1% (по данным 2021 года, 5,8 тысяч человек), это приведет к росту ВВП на 10,7 миллиардов рублей. Может быть, достаточно цинично переводить жизни в деньги, но, тем не менее, это очень наглядно.
Следует сказать, что смертность трудоспособного населения ДФО несколько выше, чем в среднем по РФ. Но регионы данного округа не однородны, и имеет место значительное региональное отличие. Лучше всего выглядит Якутия, где смертность трудоспособного населения и у мужчин, и у женщин ниже среднероссийских показателей. Хуже всего обстоит дело на Чукотке, в Магадане и в Еврейском автономном округе. Достаточно привлекательно с этой позиции выглядят Забайкальский край и Бурятия.
Еще одна особенность смертности трудоспособного населения в ДФО — очень сильный разрыв в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин. Это особенность нашей страны в целом. По итогам 2021 года эти различия составили 9 лет, что чрезвычайно много по сравнению с показателями других стран. В Дальневосточном федеральном округе разница уровня смертности трудоспособного населения мужчин и женщин превышает этот показатель в два раза.
Национальная цель — ожидаемая продолжительность жизни 78 лет к 2030 году.
— Ольга Кобякова
На протяжении длительного периода времени смертность из-за внешних причин составляла порядка 70%. Это очень высокий показатель. Сейчас отмечается положительная тенденция, и удельный вес внешних причин в общей структуре смертности приближается к 30% — это общероссийская, общемировая тенденция. И это, безусловно, результат правильной политики в отношении снижения смертности трудоспособного возраста в нашей стране в целом и в Дальневосточном федеральном округе в частности. В том числе те антиалкогольные ограничения, которые имели место быть. У округа огромные резервы снижения смертности, но это потребует планомерных действий, настойчивости и последовательности.
Смертность в регионе в основном обусловлена склонностью мужчин к так называемому рискованному поведению, к рискованным привычкам. И прежде всего это алкоголь.
Национальная цель — ожидаемая продолжительность жизни 78 лет к 2030 году. Так вот, ожидаемая продолжительность жизни — это не что иное, как сумма возрастных коэффициентов смертности. Она зависит от смертности населения нашей страны в разных возрастных группах. И чем моложе люди, уходящие из жизни, тем больше влияние на ожидаемую продолжительность жизни. Таким образом, те меры, которые мы предпринимаем для снижения смертности в трудоспособном возрасте, максимально улучшают ожидаемую продолжительность жизни.
Юлия Морозова
зампред правительства Камчатского края
— В Камчатском крае при численности населения 311−312 тысяч человек, каждый год примерно 2 тысячи человек мы теряем. С годами эта цифра увеличивается, и преломить эту тенденцию у нас не получается. Причина — миграционный отток. Если по естественным показателям мы относительно более-менее в здоровой зоне: показатели по рождаемости чуть выше, чем среднероссийские, среднедальневосточные, то, к сожалению, миграционный отток сохраняется. Основная ставка делается на трудоспособное население. Мы многое делаем для сохранения молодежи на территории региона, привлекаем молодых специалистов, молодые семьи, особенно многодетные. На Дальнем Востоке существует комплексная поддержка, которая как раз направлена на поддержку молодых и многодетных семей. Мы гордимся краевым материнским капиталом, он у нас от 135 тысяч рублей на первого ребенка, до 400 тысяч на шестого и последующих детей.
Мы гордимся тем, что смогли, как нам кажется, выстроить более-менее комплексную систему поддержки. Большая краевая поддержка по кредитам: льготным, потребительским, ипотечным. Обширная социальная поддержка: социальные выплаты многодетным семьям, причем без привязки к доходам населения. Многодетная семья получает социальные выплаты на коммунальные платежи, приобретение школьных принадлежностей, транспортные услуги, лекарства, и это лишь неполный список. Существует в Камчатском крае и единовременная выплата для молодых и для многодетных семей на приобретение автомобиля — 1,3 миллиона рублей. У нас нулевой транспортный налог для многодетных семей, бесплатные земельные участки под индивидуальное жилищное строительство. Результат — за последние 12 лет число многодетных семей увеличилось в 4,5 раза, а количество детей в них — в 5,5 раз. Несмотря на миграционный отток (мы внимательно наблюдаем за возрастными когортами от 20 до 40 лет), в последние три года в регионе положительное миграционное сальдо, и это тоже хороший знак.
Ежегодно по Дальнему Востоку проводится обследование миграционных ожиданий и настроений населения. Пять-семь лет назад среди причин отъезда на первом месте была именно материальная обеспеченность — зарплата не устраивала, дороговизна жизни. В последние пять лет материальные причины становятся четвертой в перечне других. Последние пять лет более 75% тех, кто собирается уезжать или уже уезжает, ставят на первое место здравоохранение.
Панельная дискуссия «Демографические вызовы Дальнего Востока и Арктики»
Фото: Кирилл Кухмарь
Благодаря федеральному центру и Министерству здравоохранения мы обеспечены современным медицинским оборудованием, но остается кадровый голод. ФАПы строить успеваем, а работать на них некому. Кадровая проблема становится центральной в Камчатском крае. Программы «Земский фельдшер», «Земский врач» — безусловно эффективные программы. Но за эти годы сформировалась настолько огромная дыра в кадровом обеспечении, что потребность в медицинских кадрах исчисляется тысячами. Мы действительно здорово поддерживаем приезжающий к нам медицинский персонал, но нам бы еще о своих не забывать. Кадры, проработавшие по 30−40 лет, обижаются, когда видят, как такая мощная поддержка оказывается приезжающим, а для них условия остаются прежними.
Что касается привлечения кадров в регион по программам «Земский фельдшер», «Земский врач», здесь предоставляется жилье и единовременная выплата на приобретение квартиры. Это становится ключевым аргументом для приезжающих. Это даже важнее, чем размер заработной платы. Последние несколько лет мы активно поддерживаем программу целевого набора и надеемся, что в будущем это изменит ситуацию. Сегодня зарплата не самое главное для молодых специалистов, важнее карьерный рост и самореализация. В маленьком городе молодой специалист может стать заведующим отделением или главным врачом. Зачастую на определённом жизненном этапе это важнее, чем заработная плата. Многие едут за красотой природы. Другим интересно внести вклад в трансформацию молодого региона. У них большой запрос к муниципалитету на комфортную среду, которую тоже мы должны им создать.
Главным фактором остается социальный лифт — должна быть перспектива роста и в профессиональном, и в социальном плане.
Ольга Кобякова
директор ФГБУ «ЦНИИОИЗ» Минздрава РФ
— Проблему дефицита медицинских кадров только повышением заработной платы решить нельзя. Дефицит врачей и медицинских кадров присутствует абсолютно во всех развитых странах. Ни одна страна мира, даже с очень высокими зарплатами врачей, пока не справилась с этим вызовом. И более того, по прогнозам Всемирной организации здравоохранения дефицит будет усугубляться. Эта проблема требует комплексных, неординарных решений.
Виктор Фисенко
первый заместитель министра здравоохранения России
— Хочется добавить по поводу престижа профессии врача, которая вновь стала популярной, начиная с 2000 года. Основное подтверждение тому — количество желающих поступить в медицинские вузы в этом году. Руководители вузов такого наплыва абитуриентов не видели никогда.
Руслан Древаль
научный руководитель «Эксперт здравоохранения»
— Мы крайне нуждаемся в комплексной оценке показателей развития системы здравоохранения для того, чтобы каждый регион имел возможность оценить текущее состояние, определить потенциал, те направления, которые являются перспективными или важными для решения демографических вызовов, и наметить конкретные векторы развития региона.
Для того, чтобы наглядно видеть изменения, необходимо иметь систему замеров ситуации на сегодня. «Эксперт Сибирь и Дальний Восток», а также «Эксперт. Центр аналитики» с этого года открылись в регионе и начали выполнять свои непосредственные функции — аналитические. В духе времени издание больше не бумажное, а мультимедийное. Диджитал-ориентированными будут и дальнейшие номера.
Первое, что мы сделали в регионе, — посмотрели реальный экономический сектор Дальнего Востока и выпустили «Рейтинг компаний реального сектора экономики Сибирского и Дальневосточного ФО — Топ 400». В анализ включены производственные компании Сибирского и Дальневосточного федеральных округов по финансовым результатам 2021 года.
Еще один продукт, который мы привезли в регион, — специальный проект «Эксперт здравоохранения», профессиональная отраслевая аналитика. Мы провели большое количество социо-экономических исследований в области здравоохранения. Сегодня можно говорить о демографических вызовах Дальнего Востока и других федеральных округов на примере «Рейтинга регионов — показателей системы здравоохранения», который мы делаем уже несколько лет подряд.
За два года пандемии COVID-19 по регионам значимо ухудшились показатели общей продолжительности жизни, смертности и первичной заболеваемости, одновременно несколько улучшились показатели обеспеченности медицинских организаций (МО). Как и прежде, нет линейно «хороших» и «плохих» регионов в разрезе показателей системы здравоохранения, каждый регион имеет собственную мозаику из благоприятных и неблагоприятных факторов. В рамках трехлетней динамики у ДФО произошло падение на 8 пунктов. В 2021 ДФО на четвертом месте по показателям относительно других федеральных округов.
Основные показатели позволяют нам говорить о том, развивается ли регион и есть ли у него реальный потенциал. Например, в аналитическом дайджесте «Качество жизни» мы проанализировали мировые подходы к оценке этого понятия и сделали акцент на части, касающейся здорового образа жизни в регионах. Качество жизни — измеримое понятие, и, подобно матрешке, включает множество показателей, за изменением которых крайне интересно следить. Качество жизни традиционно связывается с уровнем благосостояния человека или страны, однако современные реалии все чаще заставляют обратиться к медицинскому пониманию качества жизни в регионах, а именно к здоровью в разных разрезах — физическому, эмоциональному, психологическому, социальному. В рамках аналитического дайджеста мы изучили несколько ключевых аспектов медицинского качества жизни в регионах — движение или противостояние гиподинамии, здоровое питание, вредные привычки, включая международный опыт снижения нагрузки на систему здравоохранения при переходе групп курящих пациентов со стажем на бездымные технологии как отправную точку к полному отказу от курения.
В следующем году в рамках нового исследования мы получим реальный срез того, как всё изменилось за время специальной военной операции. Поддержка активного долголетия и здорового образа жизни — основной показатель KPI региона и маркер демографического развития Дальнего Востока и Арктики. Качество жизни формирует демографические вызовы завтрашнего дня.
Демографические вызовы Дальнего Востока и Арктики — это прежде всего создание системы оценки ошибок и перспектив. И одна из основных точек сборки — система здравоохранения, которая влияет на все сферы и на самый главный потенциал и ресурс региона — кадровый.
ЧИТАТЬ ТАКЖЕ
Аналитические исследования
«Эксперт Сибирь и Дальний Восток» совместно с «Эксперт. Центр аналитики» исследует развитие регионов и их потенциал, опираясь на открытые официальные данные. Ниже представлены рейтинги бизнеса и здравоохранения за 2021 год.